« Вернуться назад

Слово на память Алексия, человека Божия

Святой апостол Павел, беседуя с коринфянами о будущем воскресении мертвых, заметил, что звезда от звезды разнится в славе (1 Кор. 15,41), так будет в день воскресения и с телесами праведников: все они заблистают светом небесным; но свет этот будет неодинаков: в одних сильнее, в других слабее. Таковое разнообразие в блаженном просветлении праведных на небе произойдет, без сомнения, не от чего другого, как от внутреннего разнообразия их душевных качеств и степени богоподобия, достигнутой ими на земле.

Как бы в некое предварение и залог этого служит теперь разнообразие тех особенных проименований, которыми Святая Церковь отличает многих из угодников Божиих. Так, иной на языке Церкви называется великомучеником и многострадальным, другой - прозорливым, третий - постником, тот - милостивым, этот - молчаливым, иной - столпником, другой - начертанным, иной вселенским учителем. Все эти и подобные именования, очевидно, не праздные имена, а выражают собою отличительный характер святых угодников и служат предвестием и залогом той особенной славы и того величия, которым каждый из них украсится в Царствии Отца Небесного.

Празднуемый нами угодник Божий Алексий также отличается особым названием - человека Божия. И все праведники суть человеки Божии; подобно как грешники - человеки не Божии, а сыны, как называет их Сам Спаситель, диавола; но святой Алексий именуется человеком Божиим в особенном некоем значении: как бы это название принадлежало ему преимущественно перед всеми другими.

От кого наречен святой Алексий этим высоким именем? - Если бы его нарек так и глас человеческий, подобно как святой Иоанн еще при жизни его наречен был Златоустом за сладость бесед своих, то и тогда это название составило бы для него великую похвалу; ибо это значило бы, что все видевшие его признавали в нем человека Божия в высшей степени. Но Алексий наречен так не от человек и человеком, а свыше, от Самого Бога. Ибо в то время, когда праведник приближался к исходу из этой жизни, недоведомый глас в церкви, во время богослужения, возгласил: грядите зреть человека Божия!

Поскольку же на небе нет имен праздных или преувеличенных и что нарекается с неба, то нарекается по строгому соответствию названия с тем, что называется, то в имени человека Божия, данном таким образом святому Алексию, содержится, братья мои, и величайшая похвала для него, и обильное назидание для нас.

Итак, вникнем в жизнь человека Божия и посмотрим, чем заслужил он наименование столь великое и поучительное.

Обозревая жизнь святого угодника, тотчас видишь, что она вся исполнена пламенной любви к Богу, соединенной с самоотвержением самым высоким и всецелым. Нет почти ни одной возможной для человека жертвы, которой бы он ни принес в дар Богу. Алексий был единственным наследником великих и разнообразных стяжаний своих родителей: и, отвергнув все эти богатства, сделался на всю жизнь нищим Христа ради. Алексию, по самому происхождению его от славного и высокого рода, предлежал путь честей и отличий, благоволение монарха и близость ко двору его; он, презрев всякую славу и честь, смирил себя, подобно Спасителю, до рабского зрака. Алексий цвел красотою и избытком сил телесных, но в самой юности еще изнурил постом и трудами плоть свою до того, что сами родители не могли узнать его и до самой кончины содержали его в доме своем как чуждого странника. С ним сочетана была браком благороднейшая и лучшая из невест римских: и дева до брака осталась девою до конца своей жизни, не зрев супруга своего на ложе брачном, ибо тот был уязвлен другою, высшею любовью. Алексий в самую ночь брачную сокрылся навсегда из-под крова родительского. Казалось, окончен весь ряд жертв - все отдано Богу, и отдаленная пустыня, в которую уклонился юный подвижник, сохранит навсегда в себе эту ветвь райскую. Нет, она только возрастит и укрепит ее для новых плодов, то есть для новых жертв и подвигов.

Но что же можно сделать более? Разве претерпеть мученическую смерть за Христа? Но время гонений за веру уже прошло: венца мученического уже нет. Нет рукотворного, кровавого, но есть нерукотворный, бескровный - и он должен украсить главу подвижника. Каким образом? Внемлите и возблагоговейте!

Пустыня, ограждавшая Алексия от всего мира, начинает терять безмолвие от славы его подвигов: он видит вокруг себя непрестанно людей, ищущих его молитв и благословения; видит и спешит бежать от похвал и чести, его преследующих, в другое отдаленное место, где бы никто не знал его, кроме Бога и Ангела Хранителя. И что же? Море, которому он для этого вверяет себя, внезапно воздымается бурею, и, по так устроившему Промыслу, выносит корабль его перед воротами града отеческого!.

Другой, со взором, менее очищенным и не так способным проникать во глубину путей Божиих, увидел бы в этом простой случай и снова начал бы искать удаления от того места, где сосредоточены все искушения для сердца. Но для человека Божия нет случая: он познает в этом событии волю Божию о себе, и что же предпринимает? Искомую пустыню умышляет найти для себя в самом доме отеческом: является перед ним в виде странника, испрашивает себе у родителей, во имя давно потерянного сына их, малого угла в доме и, самозаключенный, проводит в нем 17 лет в подвигах поста и молитвы! Собственные слуги его, по наущению духа злобы, обливают его иногда нечистотами: он терпит! Ежедневно видит мать и отца, скорбящих о потере сына, - и терпит! Слышит вопли супруги, оплакивающей свое вдовство безвременное, - и терпит! Когда все беседуют о нем, он за всех беседует с Единым Богом. Судите, чего стоили для сердца человеческого эти 17 лет, проведенных таким образом! И вот тот бескровный венец мученический, которым суждено было свыше украситься человеку Божию!..

Перестанем же, братья мои, ссылаться на невозможность с нашею бренною плотью побеждать приверженность к вещам земным. Ибо вот с этой самою плотью оставлены ради Христа все блага мира, прерваны все узы плоти, побеждена природа со всеми ее не только нечистыми, но и самыми невинными требованиями!

Предложить ли, однако же, этот пример для подражания всем и каждому? Нет, это было бы не по духу самого Евангелия. Не все могут быть Авраамами, чтобы принести в жертву Исаака; не все - Алексиями, чтоб из-под венца брачного устремиться прямо за венцом мученическим. Кто может вместить, да вместит (Мф. 19,12). Но, не имея способности подражать некоторым подвигам святых человеков Божиих во всей их полноте и, можно сказать, беспредельности, мы должны приближаться к ним - насколько для нас возможно - в их любви к Богу и презрении благ мирских. Хочешь ли в настоящем случае видеть, в чем можно и нам подражать человеку Божию? Внемли: тебя Бог благословил богатством и стяжаниями, от предков ли доставшимися или тобою самим приобретенными - пользуйся ими, но не употребляй во зло, свое и других; сделай блага земные средствами к приобретению благ небесных; яви собою в малом виде то, что Бог делает в великом, то есть сделайся благодетелем неимущих и нуждающихся. Тогда и при богатстве или, лучше сказать, за само богатство твое ты будешь человеком Божиим: ибо все облагодетельствованные тобою будут прославлять, ради тебя, Отца, Иже на небесех.

Перед тобою открыт путь достоинств и почестей: иди по нему, но иди прямою и чистою стезею, не употребляя никаких недостойных средств к твоему возвышению, не жертвуя для этого совестью; и чем более будешь возвышаться над собратиями твоими, тем более смиряйся в духе твоем, пользуясь высотою своею для покрова и поддержания слабых и угнетенных. Как облеченный доверием власти предержащей, говори истину, которую другой не в состоянии сказать; стой за правду и тогда, когда все ее оставляют, являй всегда и везде собою пример бескорыстия и самоотвержения для блага общественного, с терпением переноси клевету и зависть. Тогда ты, и при высоте твоей и достоинствах или, лучше сказать, за эту самую высоту и достоинства, честно достигнутые, праведно поддерживаемые, на добро обращаемые, будешь человеком Божиим: ибо все будут, ради тебя, прославлять имя Божие.

Ты вступил в брак, обязался узами супружества: вкушай чистые радости семейной жизни, но не забывай, что ты в союзе не с одною твоею супругою, что ты в крещении сочетался Христу и что душа твоя уневещена Ему, как жениху, и тебя ожидает брачная вечеря в Царствии Его. Помня это, веди себя как прилично тому, который должен быть некогда един дух с Господом. Если чада твои рождены будут не в похоти плоти, а по духу веры и воспитаны в страхе Божием, если домочадцы твои сохранены от пороков и разврата, если дом твой есть подобие Церкви - все в нем боится Бога, делает правду, наблюдает мир и чистоту, то ты и в супружестве, и за супружество - человек Божий! Аминь.

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Innokentij_Hersonskij/slova-v-velikij-post/26

Наверх