Помощь больным и раненым воинам. Слово, сказанное в Ахалцыхе, Тифлисской губернии, при священнослужении экзарха Грузии. 27.06.1904 г.

Помощь больным и раненым воинам. Слово, сказанное в Ахалцыхе, Тифлисской губернии, при священнослужении экзарха Грузии. 27.06.1904 г.

«И принесоша к Нему расслабленна жилами, носима четырьмя...»

Немногие, быть может, знают, какое воспоминание совпадает с нынешним воскресным днем. А воспоминание это полно глубоких знаменований и как нельзя более соответствует переживаемым нами событиями.

Около 200 лет тому назад Россия вела тяжкую войну. Стоял пред нею вопрос: быть или не быть ей государством в Европе; стоял вопрос еще более важный: остаться ли на свете хоть одному православному царству, потому что Византия к тому времени пала, Грузия была порабощена исламом, а славянские древне-православные царства лежали в развалинах. Долго неудачи преследовали Россию; против нее направили оружие самый искусный полководец того времени и самое сильное в то время государство в Европе. И вот под Полтавой в тяжком и кровавом бою Господь благословил оружие наше. Россия была возрождена этой победой к новой жизни, она заняла свое место пред западным миром и его народами, она могла сохранять и отстаивать свое мировое призвание – удержать святое православие, подать руку единоверным братьям, отстоять Крест Господень пред полчищами неверных.

Неудивительно, что и Церковь и государство чтили и чтут день 27 июня (8 июля по н. ст.), день Полтавской победы, воспоминая великое значение милости Господней к России.

Прошло два века, и сказались плоды богоданной победы: Россия выросла в великое государство, и гордые народы гордого Запада должны были признать и ее силу и ее величие.

И вот, в наши дни снова Бог судит нашему отечеству пережить такую же опасность, но уже с Востока. Опять подымаются на нас полчища врагов; опять самый воинственный народ Востока вторгается в наши пределы, пользуясь миролюбием русского народа, не готовившегося к войне, верившего в чужую добродетель и в честность слов и намерений Японии. И опять льется кровь, и опять решается вопрос: быть или не быть России великим государством пред лицом Востока, и еще важнее: что победит, Крест, или языческое восходящее Солнце, кто восторжествует, Христос, или древний Дракон, и дано ли будет России исполнить свое мировое призвание – нести имя Христово до последних пределов земли? Неудивительно, что и теперь Церковь и государство всем вниманием прикованы к этой великой борьбе.

Можем ли мы оставаться равнодушными к переживаемым событиям? Но для этого нужно иметь каменную душу и ледяное сердце. В этом случае нет и не может быть никакой разницы между различными племенами, населяющими Россию: кто бы они ни были – грузины, армяне, татары, евреи и т. д., – все они укрылись под могучими крыльями русского орла, все они связаны самыми кровными своими интересами с Россией; ее счастье – их счастье, ее сила – их сила, ее ослабление, бедность, падение отразятся и на них несчастьями и слабостью.

Но мы – не военные люди; мы – мирные граждане и труженики. Как же мы выразим участие наше в войне?

В прочитанном сегодня евангельском и апостольском чтениях мы найдем ответ; нам указана возможность послужить ближним и в слове и в деле. Мы слышали в Евангелии, как исцелил Спаситель расслабленного больного, простив ему грех за веру его и за веру тех, которые принесли его. И эти четверо, – друзья больного, безвестные люди, что взяли и, за невозможностью пробиться сквозь народ к Спасителю, подняли больного на кровлю, прокопали потолок и спустили его к ногам Иисуса, – какие это добрые люди, как достойны они подражания!

О, сколько и теперь таких расслабленных, больных, раненых, страдающих на дальних полях Маньчжурии! И как они нуждаются в нашей помощи! И как велико пред Богом и людьми это служение болящим и страждущим!

Воспоминается величайший постник и пустынник подвижник Макарий. Однажды посетил он больного пустынника-монаха и в беседе участливо спросил его: «Чего тебе хочется, брат?» «Пастилы», – отвечал больной. И что же? Оставивший давно мир, отвыкший от городов и людных селений, идет Макарий десятки верст по знойной песчаной пустыне, подвергаясь всевозможным опасностям, – идет в огромный город Александрию, покупает пастилу и приносит больному брату.

Позвольте занять ваше внимание рассказом и о другом случае в древней монашеской обители. Умирал молодой инок; около него собрались в смущении и тревоге братья обители и смутны были их души, боялись они за загробную участь умиравшего: умиравший поздно являлся в храм, не выстаивал всенощных молитв, не отличался подвигами поста и воздержания. Во главе собравшихся у одра умирающего стоял игумен обители, знаменитый святостью, уважаемый старец. И вот что вдруг говорит старец умирающему иноку: «Иди, брат, в мире; дух твой будет зреть славу Бога Трисиянного; тебе уготовано блаженство Христом Господом». Удивились и смутились иноки похвале брату, который казался им нерадивым и даже недостойным. Старец разъяснил им: «Досифей, – это было имя умирающего, – Досифей не нес подвигов воздержания, сохраняя силы телесные, чтобы служить больным; ради них он опаздывал к общей молитве, ради них он оставлял наши всенощные бдения. Скажите, какому больному он отказал в помощи, скажите, каким больным или какою болезнью он погнушался? А ведь Господь сказал: Я был болен, и вы посетили Меня, а что сделали вы одному из братий, то сделали Мне. Почему и уготован Досифею венец славы».

Вот как смотрели древние отцы и учители на подвиг служения больным.

Стоны наших больных и раненых братьев несутся теперь по России: слышите ли их вы, возлюбленные, не слухом, а сердцем? К нам протянуты руки тех, которые за нас проливали свою кровь, которые жизнью отстаивали покой и процветание нашего отечества в настоящем и будущем. Отзовемся же на их стоны и мольбы, как отозвался милосердный самарянин в притче Господней: когда он не мог сам ухаживать за несчастным, он вынул два сребренника и, передавая гостиннику, сказал: «Поухаживай за ним, и если ты что истратишь лишнее, я по возвращении отдам тебе».

Пусть на поле брани сестры и братья милосердия, наша благородная молодежь, наши многие-многие добрые женщины, а в последнее время, как слышим, и монахи и монахини самым делом подражают тем четырем евангельским друзьям расслабленного, которые принесли его к ногам Иисуса. Мы поможем им из нашего далека и сочувствием, и молитвами, и посылкою денежной помощи. Ознаменуем этим добрым делом нынешнее торжество взаимной молитвы с архипастырем, ознаменуем этим и день воспоминания Полтавского боя. Слово же поучения нашего закончим словами святого апостола, глаголющего:

«Братолюбием друг ко другу любезни».

Сейчас я пройду за сбором пожертвований по храму. Узнав об этом сборе, один добрый человек, пожелавший остаться неизвестным, передал мне 50 рублей, которые я и полагаю на это блюдо. Господь да воздает милостью Своею доброму жертвователю. Аминь.

Наверх